ВЛАДИМИР МАРТОВИЦКИЙ,

РАБОЧИЙ МАГАЗИНА

 

Улица Мартовицкого расположена в Ворошиловском районе параллельно Ольховскому переулку от улицы Евдокимова до улицы Пришкольной. Названа в память о рабочем магазина №21 Октябрьского райпищеторга Владимире Юрьевиче Марто-вицком, отважно вступившем в борьбу с бандитами из группы братьев Толстопятовых - «ростовских фантомасов» - и погиб­шем в этой схватке.

- А ну, катись отсюда, патри­от! - крикнул бандит, стараясь вырваться из цепких рук пресле­дователя, но Володя не отпускал его. И тогда тот, изловчившись, выстрелил. Выстрелил и второй...

Володя Мартовицкий погиб – но тем самым вызвал замеша­тельство бандитов, которых вско­ре догнали и обезоружили.

«За проявленную храбрость, му­жество и самоотверженные дей­ствия при задержании опасных преступников», как говорилось в Указе Президиума Верховного Совета СССР, пятеро ростовчан были награждены орденами и ме­далями. В их числе В.Ю. Марто­вицкий - посмертно орденом Тру­дового Красного Знамени.

Из обвинительного заключения, оглашенного в марте 1974 года: «...Горшков Владимир с целью убийства произвел выстрел из револьвера «наган» в Мартовиц­кого В.Ю., в это время подско­чил Толстопятое Вячеслав и про­извел в Мартовицкого В.Ю. с целью убийства несколько вы­стрелов из автомата... При ис­следовании трупа Мартовицкого В.Ю. были обнаружены два слепых проникающих огнестрель­ных ранения живота и сквозное пулевое ранение правого бедра».

Истеричный подонок Горшков с ненавистью назвал Володю «пат­риотом». Но для настоящего че­ловека быть патриотом - есте­ственное состояние.

В тот день у Володи Марто­вицкого был выходной, но его по­просили получить с базы товар. В магазине знали его как добро­совестного, безотказного парня и, честно говоря, нередко злоупо­требляли этим. Работал Володя всегда с улыбкой: самые тяжелые ящики - его, самое трудное дело - тоже его. Всем в магазине нра­вился долговязый парень, фут­больный болельщик и любитель приключенческих книжек. Он мог отдать последний рубль товари­щу и броситься ему на выручку. Однажды вступился за женщину, которую оскорбил какой-то под­лец, и дал ему пощечину. Алкого­ликов, соображавших «на троих», гнал от магазина. Те огрызались: «Тоже милиционер нашелся!» Но все-таки убирались восвояси...

Знавшие Володю люди вспо­минали, как он был внимателен к матери. Ведь Прасковья Ива­новна растила сына одна - муж ее, отец Володи, умер в том же военном госпитале, где она у, ботала санитаркой. В голодные послевоенные годы отказывала себе во всем, чтобы малышу до­стался лишний кусок хлеба.

Как только Володя подрос, он выучился на каменщика, работал на одной из строек в Карелии. Из того времени Прасковья Ива­новна вспоминала такой эпизод.

Как-то приехал сын домой не один, а с парнишкой лет пятнад­цати: «Мама, этот мальчик сиро­та, едет к себе на родину в Бе­лоруссию, а ему билет купить не на что. Если мы не поможем, попадет в дурную компанию. Я потом отработаю, отдам тебе, мама...»

Прасковья Ивановна достала из своих скудных запасов 30 руб­лей и отдала их сыну - для не­знакомого парнишки.

Володе довелось служить в Ар­хангельске, в морской пехоте. И отовсюду, где бы ни находился, слал маме письма и телеграм­мы, никогда не забывал поздра­вить с днем рождения, привозил подарки. Мать берегла и кофточ­ку, и косынку, и платок как по­следнюю память о сыне.

Когда к маме посватался хо­роший человек, они обратились к Володе за разрешением. И он сердечно пожелал им счастья, подружился с отчимом и его че­тырьмя детьми, особенно с млад­шей, которую любил таскать на руках, читать ей книжки.

Маме по состоянию здоровья нужно было сменить климат, по­ближе к югу. Отчим когда-то во­евал на Дону и своими расска­зами увлек жену. Так их семья поселилась под Белой Калитвой. И Володя перебрался с севера поближе к матери - в Ростов. Отсюда вместе со своей будущей женой Зоей приезжал к родите­лям помогать по хозяйству.

Казалось, все устраивалось в их жизни к лучшему. День 7 июня 1973 года разрушил все.

...Возле института «Южгипроводхоз» Володя увидел толпу и услы­шал крики о помощи. Трое воору­женных бандитов, напав на касси­ра и сопровождающих ее, выхва­тили сумку с деньгами (позднее станет известно: в ней была зар­плата сотрудников института -125 тысяч 148 рублей). Володя бросился за ними, нагнал одного из бандитов и схватил за плечо...

Было ему двадцать семь лет.

 

Б. АГУРЕНКО

 



Опубликовано 20.07.2010