«ПЕРЕИМЕНОВАТЬ БОЛЬШУЮ САДОВУЮ...»

 

ВОСЬМИДЕСЯТЫИ том периодических сборников АН СССР «Литературное нас­ледство» называется «В. И. Ленин и А. В. Луначарский. Переписка, доклады, докумен­ты». В предисловии к нему говорится, что большинство материалов публикуется впер­вые. Среди этих не публиковавшихся ранее документов есть и пять отчетов А. В. Лу­начарского, посланных В. И. Ленину в августе 1920 года из Ростова и Новочеркасска. Стоит ли говорить, с каким вол­нением читаются они сегодня, сколько захватывающе интересной информации содержат?!

В этой статье я коснусь лишь той части отчетов, которая не­посредственно связана с Рос­товом, с теми впечатлениями, которые оставил наш город у А. В. Луначарского. Осталь­ное вопросы — поездка нар­кома в Таганрог и Новочер­касск, его встречи с моло­дежью, рабочими железнодо­рожных мастерских-темы бу­дущих публикаций.

Цель поездки А. В. Луна­чарского на Дон заключалась в агитационно-разъяснительной работе среди населения, во встречах с местными руководя­щими работницами и практи­ческой помощи им. Ехал он не только как нарком просве­щения, но и как «уполномо­ченный Совтруда и Обороны. Именно так подписаны его от­четы и письма В. И. Ленину.

Выехав из Москвы 14 авгу­ста вместе с частью делегатов второго конгресса Ш Интер­национала, А. В. Луначарский (после остановок в Курске и Харькове) прибыл в Ростов 16 августа, поздно вечером. Уже наутро он выслушал доклады руководящих работников края, присутствовал на заседании пленума Донисполкома и смог написать в первом отчете Владимиру Ильичу: «...Попытка. Врангеля под новыми демокра­тическими лозунгами казацкой самостийности проникнуть на Дон с отрядом Назарова не увенчалась никаким успехом. В бою... Назаров был разбит... Такой успех объясняется иск­лючительно глубоким равноду­шием, даже некоторой враждебностью, с которой врангелевские авантюристы были встречены местным казачест­вом...» На фоне сложной воен­ной обстановки в стране это было, несомненно, утешитель­ной вестью.

Каким же показался наркому сам город? Вот его слова: «Вечером, в 6 часов, после объезда городов Ростова и На­хичевани, произведших прият­ное впечатление чистотою улиц, исправностью трамвая и т. п., имело место партийное собра­ние. В Ростове и Нахичевани членов партии много, и товарищи коммунисты переполнили буквально весь театр...»

На собрании, о котором го­ворится в приведенной выше цитате, А. В. Луначарский под­робно рассказал о втором кон­грессе III Интернационала, дав обозрение политического по­ложения стран Европы и Азии. Доклад этот, имевший огромный успех, положил начало большой серии выступлений А. В. Луначарского в Росто­ве. Помимо участия в заседа­ниях Донисполкома и че­рез день после приезда, 18 ав­густа, выступил на большом митинге, состоявшемся на Со­фийской плошали (находилась между Ростовом и Нахиче­ванью, на месте нынешнего парка имени Октябрьской ре­волюции). В отчете В. И. Ле­нину А. В. Луначарский пишет, что на митинг собралось не менее 10 тысяч человек, горя­чо встретивших его обстоятель­ную политическую речь. Ова­ции продолжались и на ули­цах, при возвращении наркома с митинга.

О следующем событии это­го дня хочется рассказать сло­вами самого А. В. Луначарско­го. «В 7 часов я выступил на объединенном собрании Совета профессиональных союзов и комячейки Красной Армии с об­ширным докладом о текущем моменте. В конце этого докла­да я помянул также Фридриха Энгельса, 25 лет со дня смерти которого, как раз выпадает на 18 августа. Ввиду это­го Совет в торжественном за­седании своем постановил переименовать главную улицу Ро­стова—Большую Садовую — в улицу Фридриха Энгельса...» В волнении, прочитав эти стро­ки, я принялся просматривать краеведческую литературу. Нет, ни одна из взятых мною книг не содержала точных сведений о переименовании главной ули­цы нашего города. Лишь в выпущенной в 1969 году книге «Их именами названы улицы Ростова» указывается, что про­изошло это в августе 1920 го­да в связи со столетием со дня рождения Ф. совсем точ­но (100-летие со дня рождения Энгельса действительно приш­лось на 1920 год, но на но­ябрь). Символично, что точ­ные данные в этом вопросе мы получили именно из письма А. В. Луначарского.

Однако где происходило тор­жественное собрание, о котором пишет А. В. Луначарский? И я обратился к прессе тех лет. Вот что выяснилось. Газета «Советский Дон» от 18 августа 1920 года сообщала, что за­седание Совета рабочих и крас­ноармейских депутатов совмест­но с членами правлений профсоюзов, фабрично-заводских комитетов и комитетов служа­щих состоится в 7 часов ве­чера в театре имени Луначар­ского. Оказывается, парком выступал в театре своего имени! Теперь вполне понятно, по­чему эта деталь в его под­робных отчетах В. И, Левину опущена...

Через день, 21 августа, «Со­ветский Дон» сообщил о ходе собрания и о принятом на нем решении «назвать в честь Ф. Энгельса одну из главных улиц города — Большую Садо­вую». Предложение было при­нято единогласно и собрание завершилось под мощные зву­ки «Интернационала».

В первом отчете В. И. Ле­нину А. В. Луначарский сооб­щал, что в Ростове «решено было остаться три дня». Однако нарком пробыл у нас дольше, около двух недель. Объясняется такая задержка и его нездо­ровьем (в одном из отчетов читаем: «...вынужден был пос­ле первой части доклада прер­вать его вследствие полной не­возможности продолжать говорить громко»), и сложной военной обстановкой, не позво­лявшей двигаться дальше, на Кубань.

Все дни пребывания А. В. Луначарского на Дону (в Ростове, Таганроге, Ново­черкасске) были наполнены ра­ботой. Встречи, приемы граж­дан, лекции, выступления на митингах... Нет нужды напоми­нать о том, что Анатолий Ва­сильевич Луначарский был вы­дающимся оратором. Просто хо­чется привести еще несколько слов из его отчета Ильичу: «Го­ворить я старался не только в тонах торжественных и горя­чих, но также и в тонах юмо­ристических».

Две неделя в Ростове... И я задался вопросом: наверняка ведь в эти дни А. В. Луначар­ского занимали и профессио­нальные (если можно так ска­зать!) дела — дела наркома, просвещения? Конечно! И яркое подтверждение тому — хранящееся в фондах област­ного архива письмо (датиро­вано 20 августа) в Донской исполком. В нем говорится: «В Петрограде, Москве и целом ряде других городов Советом Народных Комиссаров приня­то за необходимое дать осо­бый, так называемый академи­ческий паек всем квалифици­рованным специалистам, пре­подающим в высших школах. Я предлагаю совершенно необ­ходимым ввести такой же па­ек для высших школ г. Росто­ва...»

Шла война. Стране было трудно. Наркома Луначар­ского занимала главная забо­та коммуниста — забота о людях.

К. ПАШИНЬЯН.

ПО СТРАНИЦАМ ОТЧЕТО А.В. ЛУНАЧАРСКОГО В.И. ЛЕНИНУ ИЗ РОСТОВА В 1920 ГОДУ

 



Изменено 07.09.2016